Как обычный бродячий Тузик гибддшником стал

Трасса она такая… Чего здесь только не встретишь – и людей, как собаки злых, и собак в звании да при должности. Вот, например, как в этой истории.

С чего все начиналось

Трудимся мы, значит, с товарищем механиками при автозаправке, что на федеральной трассе. Неподалеку деревня со стариками и озерцом, а рядом пост ГАИ. Работы хватает, хоть и не всегда она есть. Находится время и ворон посчитать, и поболтать с мужиками о женщинах.

Облюбовали нашу кафешку дальнобойщики, видать, приглянулась им повариха Наталья, яркая да фигуристая девушка. Так и коротаем дни – Наталья дальнобойщикам зубы заговаривает, соседские гаишники их потом тормозят на выезде, на алкоголь и прочую вшивость проверяют, а мы с Толиком за всеми приглядываем.

Как пес в гибддшники метил

И однажды по зиме прибился к ментам молодой лохматый кобель, видно, из деревни от голодухи сбежал. Увязался за Палычем – это их старший, – никак не отстанет! Тот и замахивался на псину, и орать пытался, и стволом угрожал – не пронял животное и все тут. Махнул на собаку Палыч, указал на старую будку, что от прежнего тузика пустовала – мол, живи! Поставил миску и стал подкармливать. Харчей-то от дальнобойщиков много оставалось, Наталья их безвозмездно для собаки носила.

А пес жутко умным оказался! Не зря в хозяева себе Палыча выбрал, – он мужик добрый, где погладит животное, где словом подбодрит.

И стал наш пес во всем подражать Палычу. Тот идет к машине – и пес за ним семенит. Палыч на водилу крысится, и собака пасть свою открывает да гавкает.

Дальше больше – так понравилось псине на машины шуметь, что стал он и один, без Палыча, этим промышлять. Менты документы проверят, дадут отмашку ехать, водила выруливает, притормозит у выезда, а тут наш кобель – встанет под передними колесами и ну лаять, да громко так, что хоть уши зажимай.

Его и пугать пытались, и сигналили, не придавили чуть было – не уйдет, покуда мужик из кабины не высунется, не обматерит, да чего-нибудь из еды не кинет! Тогда только и уходил пес, как ни в чем не бывало, с добычей. Взяточник, одним словом!

А менты его Старлеем назвали (от Старшего Лейтенанта) – за своего приняли, решили что дальнобойщиков он дисциплинирует.

Не грубите Лёне

Особенно собака цеплялась почему-то к Лёнчику – молодому водиле на стареньком фургоне. Как Лёнчик появлялся на горизонте, наш Старлей его не просто обтявкивал, но и все колеса… помечал! Грубил, словом.

Долго это безобразие продолжалось. И вот однажды утром после ментовского досмотра выруливает гордо Леонид на своем фургоне, тормозит как обычно на повороте, а тут из будки Старлей выскакивет…

На тебе амуницию, служивый, пользуйся

Дальше все лежали… У собаки не его мохнатой морде, прямо посреди лба блестит кокарда от фуражки ментовской. А как повернулся задом, так еще больше всех насмешил: хвост кудлатый покрашен ровными белыми полосками, будто жезл.

Видать, Лёнчик ночью постарался – картину маслом нарисовал.

Так и ходил потом кобель с полосатым хвостом, до самой весны, пока не облинял.

А Лёнчик больше не появляется – на Наталье женился, уехали куда-то…

Вот так.