Как попугай Иннокентий обиделся на фокусника и испортил номер

Попугай ара по имени Иннокентий поселился в столичном цирке чуть меньше года назад. Принес его сам директор цирка с объяснениями, что “эта пернатая сволочь” дома уже замучила всех своими разговорами, а у него жена беременная, нервничает, умолят пристроить его куда-то. Так что пусть Иннокентий поживет пока при цирке, а дальше видно будет.

Попугай прижился быстро, к его солидному имени даже отчество прибавилось — Павлович, по имени директора. Так его все и называли. На фамильярное Кеша он не отзывался, а презрительно прикрывал глаза, издавал «фу-у-у» и поворачивался спиной. А потом еще несколько дней игнорировал нахала за такое вопиющее неуважение к его хвостатой персоне.

Больше всего И.П. (для сокращения) подружился с клоуном Филей. На репетициях следил, как тот управляется с разными атрибутами, сам научился жонглировать тремя мячиками. Один раз Филя взял его на сцену — и номер имел оглушительный успех. Выступать попугаю понравилось, он научился шикарно кланяться, а еще — громко хохотать, подзадоривая публику, подкалывать Филю смешными словечками и фразами, дразнить его собачку Боню.

В общем, о возвращении домой уже речи и не было, чему директор был несказанно рад и даже поставил И.П. на довольствие как циркового сотрудника.

А вот фокусника-факира, который часто выступал в паре с клоуном, он невзлюбил. Что скажешь, обманщик — он и есть обманщик. Даже прозвище у него в коллективе соответствующее — Шарлатан. Тем не менее, на репетициях И.П. внимательно следил за всеми таинственными манипуляциями и скоро разгадал все секреты фокусника. Часто слышал комментарии других артистов по поводу фокусов, и стал сам тоже высказываться.

В один день фокусник не выдержал бесконечной болтовни, позорящей род его деятельности и личные профессиональные умения, и прогнал И.П. А так как тот добровольно улетать не хотел, то взял и окатил его водой из графина. Такого оскорбления уважающий себя попугай простить не мог!

Но месть должна быть подана холодной! И умная птица придумала, как это сделать, решив не мелочиться…

На вечернем представлении И.П. невозмутимо отработал весь клоунский номер, хорошо завел публику. Пришло время фокуснику показывать свои таланты. А И.П. уселся на жердочку для воздушных гимнастов и через некоторое время стал громко комментировать происходящее:

— Это шарлатан, он всех дурит!

— У него карта в правом рукаве.

— А заяц сидит в другой шляпе.

— Вот обманщик! Сигарета не настоящая.

— Полиция, полиция! Срочно вызовите полицию, это мошенник.

И в том же духе. Где он набрался этих фраз — было не ясно, но и не важно! От фразы к фразе орал он все громче, переходя на пронзительный визг. Публика, уже в истерике от происходящего на арене, просто сползала с кресел, издавая не хохот, а нечленораздельные звуки.

Сначала фокусник старался не обращать внимание на скандалиста, потом стал кидать в него свои атрибуты и вспоминать чью-то мать. А потом нервы сдали, он не выдержал и стал гоняться за попугаем по арене, стараясь ухватить за хвост.

И.П. летал невысоко, но в зоне недосягаемости и, в качестве апогея происходящего, сверху метко попал в разъяренного фокусника несколькими белыми выстрелами из-под хвоста.

В общем, представление имело оглушительный успех. Все последующее выступление гимнастов сопровождалось взрывами хохота и громкими обсуждениями предыдущего номера.

Оскорбленный и обиженный фокусник хотел было уволиться, но его уболтали остаться, директор ему даже зарплату увеличил. И теперь И.П. часто сопровождает его выступления своими разоблачительными комментариями, причем, они практически не повторяются. К этому уже приложили руку практически все сотрудники цирка, обучая попугая новым высказываниям о деятельности профессионального Шарлатана.